Литературные встречи

Творческий союз поэтов и прозаиков. Свободная публикация.
Текущее время: 03 дек 2020, 07:42

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 104 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 11  След.

Тут нет вопроса, просто выберите самое вкусненькое.
1. Сумасшедший таракан просто мелко мстит. 4%  4%  [ 1 ]
2. Дурак-Краун борется с системой))))))))) 4%  4%  [ 1 ]
3. Кстати, тут практически всё - правда. Гиперболизированная, не без этого. 23%  23%  [ 5 ]
4. Хохотал(а), читая))) 4%  4%  [ 1 ]
5. Тут всё враньё. Текст - УГ-УГ. 4%  4%  [ 1 ]
6. Правильно сделали, что его забанили. Таким среди нас не место! 4%  4%  [ 1 ]
7. Скандалист привлекает внимание к Нэфу. 0%  0%  [ 0 ]
8. Мне нравится этот парень! =) 23%  23%  [ 5 ]
9. Просто Вишневский (Томас Краун, Афалина, Иллюзионист, Весенний ветер) пиарится так. 0%  0%  [ 0 ]
10. Проду! 28%  28%  [ 6 ]
Всего голосов : 21
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: "Лилово-розовые страсти", памфлет
СообщениеДобавлено: 14 май 2014, 20:03 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 дек 2013, 14:28
Сообщений: 621
Очков репутации: 142

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
:)


А когда уже забанят Вишневского?
Ням-ням-ням

разве не уже?
Plectrude
28 минут назад

здравствуйте, Ням)))
Plectrude
27 минут назад

Привет )
Ням-ням-ням
26 минут назад

Привет )
Ням-ням-ням
26 минут назад

В очередной раз, а не уже...
Ням-ням-ням
24 минуты назад

вы думаете, это реинкарнация?
Plectrude
24 минуты назад

Я знаю. И это не реинкарнация. Он всегда здесь, просто иногда появляется испортить воздух.
Ням-ням-ням
22 минуты назад

с ним веселее)))
Plectrude
20 минут назад

Было раньше, пока он не сошел с ума.
Ням-ням-ням
19 минут назад

не знаю, он у меня ассоциируется с родным ЭФ как блинчики с домом бабушки. Такая щемящая ностальгия...
Plectrude
18 минут назад

Плектруде, я не думаю что вы на самом деле школьница 15 годов, если честно. Так что шифруйтесь лучше
Ням-ням-ням
10 минут назад

Этот таракан Вишневский опять приполз что ли?
Cone
1 минуту назад

здесь есть мое фото))))
Plectrude
менее минуты назад

Кон, вечер добрый
Plectrude
менее минуты назад

Ням, Плектруд - нигериец)) Она же показывала себя - гарный хлопец!
логомама
менее минуты назад

Коне, вы с ним уже повстречались, сами этого не заметив
Ням-ням-ням
менее минуты назад

Марин, фото Ветра мы тоже видели)))
логомама
менее минуты назад

А видели бы вы меня на самом деле... )))
логомама
менее минуты назад

И Вам добрый вечер
Cone
менее минуты назад

Ксения, так-то я к вам в друзья добавилась))) в ВК вся моя биогрпфия
Plectrude
менее минуты назад

И под каким ником сия особь пряталсь?
Cone
менее минуты назад

Не могу сказать, но любой невооруженный глаз распознает его стиль
Ням-ням-ням
менее минуты назад

Марин, ты думаешь, в ВК нет ботов? Особенно - от литературы)) На странице НДК - настоящий паноптикум)) с теми же переименованиями))
логомама
менее минуты назад

Следить за его стилем - не стоит он того. А что мешает Вам назвать ник?
Cone
4 минуты назад

Трямс)
Gorgona Lite
2 минуты назад

Есть обстоятельства.
Ням-ням-ням
2 минуты назад

даже я уже догадалась))))))))
Plectrude
1 минуту назад

Логомама... знакомый ник... На материнстве есть?
Gorgona Lite
1 минуту назад

Обстоятельства непреодолимой силы?
Cone
менее минуты назад

...Определенной силы
Ням-ням-ням
менее минуты назад

ням, у вас очередной приступ паранойи?
Gorgona Lite
менее минуты назад

Нет. Я просто знаю, что на сайте крутится клон Вишни. Без всяких подозрений, просто знаю.
Ням-ням-ням
менее минуты назад

Ужас, Ням-ням! Клоны наступают, и они все вишнёвые!
Babolia
менее минуты назад

Подскажите. Только у меня такая беда. Написано что есть новые личные сообщения - захожу а ни одного нового Лс нет.
Ням-ням-ням
менее минуты назад

А мне кругом Валды мерещатся! Кошмар!!!!
Babolia
менее минуты назад

менее минуты назад
дабы не бросать сла на ветер, советую вам, Ням-ням-ням написать обоснованное письмо модераторам с указанием ника, под которым подозреваете Вишневского. Иначе ваши высказанные вслух подозрения - наговор на ничего не подозревающих эфовцев... Это как минимум обидно, если они не знают Вишневского. Как максимум-почётно, ага...
Gorgona Lite
менее минуты назад

может, это и не Вишневский, не уступет ему в объемности и силе комментов))))))))))
Plectrude










С приветом от сумасшедшего таракана! :thank_you



8-) :hi: :D :-[


"Лилово-розовые страсти".


В детском садике лилового такого розового цвета, старшая воспитательница тётя Маня Тугарина совершала утренний обход. Садик находился в нескольких тысячах километрах поблизости от известного издательства, и, наверное поэтому считался садиком для юных писателей и писательниц.
В зале для балаболов - весьма опасном месте, по мнению многих детсадовцев - сидел Бормокиб и уныло смотрел через запотевшее, грязное стекло на улицу. Услышав грозное шарканье, он оглянулся, насупился и снова отвернулся.
- Добренькое утречко, Бормокибушка, - ласково произнесла тётя Маня, пряча за спиной кувалду. - О религии, поди, размышляешь?
- Разгадываю тайное писание, - буркнул Бормокиб, по прежнему глядя в окно.
- Ты бы сходил, что ли, погулял... - проворковала тётя Маня. - А то ведь я могу и рассердиться немножко...
- Не хочу гулять. Там супердевушек нет. А если и есть, то не по карману они мне. Вот разгадаю тайное писание и снова примусь за роман про моделей, экспроприаторов, прессу, виллы и прочие шикарные вещи, о которых знаю уже очень много.
- Разгадал что-нибудь новенькое-то? - спросила тётя Маня, так, для порядка.
На самом деле ей было всё это индифферентно, куда больше её волновала погода, но как же не пообщаться с хорошим человеком? Тем паче, что если не разговаривать в этом некогда многолюдном зале, создастся впечатление, что все, как мамонты - того. А так уже беседа!
- Да два слова никак не могу по вертикали отгадать. В одном шесть букв, в другом двенадцать.
Он замолчал было, но тут же воскликнул:
- Но я разгадаю! Я уже понял, что в тайных писаниях сказано про то, как люди будут печатать всякую фигню в Инете, а другие - ею восхищаться, практически не читая! Да-да! А ведь этим писаниям тыщи лет! Уже тогда всё знали и описали!
Тётя Маня подошла ближе и сунула Бормокибу под нос кувалду.
- Понюхай, - нежно предложила она.
- Не хочу.
- Будешь о религии в этой комнате трындеть - придётся нюхнуть, - нежно проворковала тётя Маня и тут же гаркнула: - Понял меня,?!
Обычно после такого маленькие писатели писались, а некоторые ещё и какались, причём падая в обморок, но тут в который раз не сработало. Бормокиб был очень спокойным мальчиком, иначе говоря, ему было практически на всё плевать. Ну, разве что кроме Гелены Сомез.
- Да понял я давно... - пробурчал он. - Давно уже всё со всеми вами понятно. О религии нельзя, о политике нельзя, ни о чём толковом нельзя. А вот про блинчики можно. Ах да, как же я забыл. Ещё можно про половые сношения, но только без переходов на личности.
- Молодец, - удовлетворённо произнесла тётя Маня и погладила Бормокиба кувалдой по спине. Ласково так, чтобы привыкал.
Хотя, Бормокиб давно уже ко всему привык. Втайне он надеялся, что однажды, в этот самый зал, в котором он практически жил, придёт прекрасная нубо-незнакомка и скажет: "Ой, Бормокибчик мой, душа моя, бери же меня всю без остатка и учи разгадыванию тайных писаний, всяким филологическим навыкам и прочему, что ты познал. Бери меня всю, даже можешь потрогать сиськи. А ещё вот тебе чемодан денег. И кстати, я владею крупным издательством и искала тебя, чтобы прославить твои миниатюры про зомби-попугайчиков. Выпустить их все полным... о да, милый! полным... полным собранием сочинений!".
Она томно вздыхала после этих слов и отдавалась Бормокибу сначала на ковре, а потом в качалке.
Сладкие то были мечты, но, как нередко бывает, лишь мечтами они и оставались. Бормокиб вздохнул.
Тётя Маня в который раз потеряла к нему всяческий интерес, и хотела было уйти, чтобы полить на огородике на заднем дворе отравленную редиску для всяких клонов детсадовцев, но тут позади неё послышался шум. Он всё нарастал и нарастал и вскоре стало понятно, что это крики отчаяния.
В зал, размахивая руками, вбежало чудо природы. Вид оно имело весьма своеобразный. На круглой, словно репа, голове во все стороны торчали лохмы и патлы. Под ними располагалось бледное (чудо умывалось мучною водою) лицо с маленькими глазками и бледными губами. Сейчас чудо вращало глазами и громко пискляво кричало. Костюм чуда тоже привлекал внимание - чёрная, аккуратно выглаженная косуха со стразиками, вымазанные чёрной краской джинсы, с ровными стрелочками и плотно зашнурованные блестящие галоши. Чудо подпрыгивало и так громко визжало, что разобрать сразу, что его взволновало, у тёти Мани не получилось. Поэтому, чтобы немножко успокоить маленького писателя, она пнула по коленке и показав кувалду, сказала:
- Не заткнёшься - станешь блинчиком. Пожарим к ужину, пускай детсадовцы полакомятся. Всё развлечение. Понял?
Чудо закивало, отчего торчащие патлы принялись весело покачиваться. Если в такие моменты прислушаться, то отчётливо слышится звон маленьких бубенцов.
- Она меня покинула! - вдруг выкрикнул он и немедля словил тётиного леща, отчего шлёпнулся на задницу и заплакал.
- Все! Все меня обижают, - вытирая сопли, похрюкивало чудо. - А я третьего дня нашёл на ягодичке своей беленькой сыпь! А вчера меня чуть не покусал таракан!
- Что за таракан, - прищурилась тётя Маня. - Ну! Говори!
Испугавшись, что его снова будут бить, чудо, вырвал клок волос из своей непричёсанной головёнки и заверещал:
- Это не я! Он сам! Он меня обидел сильно! Он написал, что я дурак! Он сам дурак, говно и писька!
- Лопуховский, что ли? - скривилась тётя Маня. - Где ты его видел?
- Да их там тыщи! Всю кухню засрали!
- Точно. - мрачно произнесла тётя Маня. - Он.
В зал прибежала воспитательница помладше, в обтягивающем латексном костюме бэтвумен и с длинной кожаной плетью в холёных руках.
- Всё вытерла, - отчиталась она. - Всё, Манюсик, там всё теперь чистенько!
Тётя Маня задумчиво посмотрела на неё, но ничего не сказала.
- Что-то случилось, Манюсь? - встревожено спросила младшая воспитательница, известная тем, что практически в каждой ученической тетради маленьких писателей оставляла комментарий "Я тут между прочим воспитательница. Это так, между прочим. Не балуйте, если чё. А то задницы будут биты. То-то же!"
Некоторые маленькие писатели после ласковой просьбы не расслабляться пробовали что-то вякать. Таких добрая воспитательница ставила на горох. Шестичасовое гороховое стояние обычно помогало понять глупым маленьким писателям, кто в садике хозяин. Те, кто не понимали и не признавали себя никчемным говном без права голоса, а лишь какой-то фигнёй, что обязана соблюдать многочисленные правила, чаще всего придуманные на месте, которые маленькие писатели из старшей группы могли периодически не соблюдать - те получали пинка под зад и расслаблялись в карцере, не имея возможности ни возразить, ни оправдаться.
Иногда маленькие писатели из старших групп специально устраивали так, чтобы добрая тётя-младшая воспитательница раздала люлей младшим за то, что повелись на провокации старшеньких.
Бывало и так, что тёти воспитательницы узнавали про эти проделки. Понимая, что отпинали кого-то толком не разобравшись, виновного лишь в том, что дал сдачи, тётя Маня обычно с мудрым видом изрекала:
- А нечего было на провокации вестись. Так что получил за дело.
Младшая воспитательница Лиля ван Дан согласно кивала. В общем-то она всегда согласно кивала, когда тётя Маня что-либо произносила. В ответ её ценили, как надёжного и исполнительного помощника. А она, чувствуя себя элитой - и не без оснований - расхаживала гоголем по классам, где занимались маленькие придурки и маленькие умнички и говорила:
- Вот. Надо понимать. Слушаешь тётю Лилю - тётя Лиля тебе улыбается. А могла бы и пнуть...Но не пинает. Улыбается. А не слушаешь - сваливаешь в карцер. Подгоняемый ласковыми ударчиками моей, чувственной в нежной страсти блаженства, кувалдочке.
Обычно тётя Лиля говорила короткими фразами. Ей казалось это стильным. А уж в сочетании с флёром лёгкой загадочности своих замечаний в ученических тетрадках, эдакой недосказанности, которой она научилась у мастера по невнятнописанию, она чувствовала себя шикарной.
И если тётя Маня предпочитала провинившихся по её мнению маленьких писателей бить кувалдой по башке, чтобы те не путались под ногами, то тётя Лиля старалась этих бякушек пороть. Пороть она и умела и любила. Кувалду же носила больше для видимости, чтобы напустить страху, на маленьких писателей, и без того заикающихся в присутствии милых воспитательниц.
Тихо похрюкивающее чудо всхлипнуло, тут же испугавшись, что вместо ответа тёте Лиле, тётя Маня теперь зашвырнёт в него чем-нибудь увесистым. Но тётя Маня не обратила на всхлип никакого внимания. Вместо этого он произнесла:
- Скандалист, дурак, хам, гад и засранец.
В голосе её слышался звон стали.
- Лопуховский? - всплеснула руками тётя Лиля. - Вот ведь мерде!
- Он.
- Ну что за напасть?! Ну как же он надоел! Мало того, что не слушался и получал - справедливо получал, обращаю внимание! - почаще многих некоторых других маленьких писателей из категории "Засранцы, скандалисты, неадекваты, психи и прочее мурло" дубиной, кувалдой и плёткой, мало того, что его гада, давно уже замуровали в карцере насовсем - справедливо, разумеется! - мало того, что он после этого создал в карцере лабораторию по изготовлению клонов, так он ещё и снова пришёл бучу тут устраивать!
По столь длинной речи тёти Лили, обычно для неё нехарактерной, было понятно, что она взволновалась не на шутку.
- Предлагаю клона пристрелить, - скала она. - За пакгаузом. Из пулемёта. Ну, как обычно. Кстати, я совсем запямятовала, а за что мы его каждый раз насовсем пристреливаем?
- За клонов, разумеется, - сказала тётя Маня, поправив на носу очочки. - Ну и за многое другое. За неадекватное нашим правилам поведение. За хамство, без которого он просто не умеет общаться, за наглость, за то, что дурак. При том, что вроде дурак не глупый. В общем, много за что. Дерьмо ведь, а не маленький писатель. Устала я от его клонов.
- А я как устала! Я как устала! Я об него плётку поломала!
- И у меня руки бить устали. Гад он. Вот что мы сделаем. Понаблюдаем. Сразу банить не будем.
- Так он поднимет бучу! Народ слетится! В этом зале снова начнутся беседы, снова он полезет на трибуну!
- Ну, ежели полезет - так я его снова долбану кувалдой. Ну, а что делать? Работа такая.
- Труженица ты наша, - благоговейно прошептала тётя Лиля.
- А то!
Тётя Маня повернулась к чуду и грозно спросила, отчего тот немного описался:
- Ну, где ты его видел?! Сказывай?!
- Я-то тут причём?! - заверещало чудо. - Я ни при чём! Не бейте меня! Я голубых кровей страдалец за идеи дворянского сословия! Я вампир, между прочим!
- Заткнись. Вот так. А теперь скажи тихо и спокойно, где видел клонов. А то у меня голова идёт кругом от твоего визга.
- Я... я шёл...
- Говори, не бойся. Расскажешь спокойно, до вечера сможешь гулять в саду без наручников и пришпиленной к куртке надписи "Скоморох". Не расскажешь - получишь в тыкву и трое суток карцера.
Тётя Лиля хотела было поддакнуть, но перебивать старшую воспитательницу было не в её привычках, а та, похоже, не договорила.
- Всё понял, Казибобр?
Чудо мелко затрясло головой.
- Я... я шёл... как раз там... мимо карцера... чтобы помочиться...
- Не донёс?
- Не донёс.... Он как выскочил! Налетел на меня! Чуть не побил! И взгляд у него был такой! Такой... будто он хотел меня, как пролетарии в 1917 году дворян... Что я ему сделал? Неужто кровь моя голубая и белое лицо красавца-дворянина...
Тётя Маня не дала ему договорить.
- Всё, закройся, - сказала она.
Тётя Лиля ждала указаний.
- Затаимся. Бормокиб будет наживкой. Лопуховский часто на него клюёт, дурачок.
И две солидные воспитательницы спрятались за трибуной.
Спустя несколько минут в зал вошёл маленький не писатель Шкон. По обыкновению он был сердит. Тем более, что у него был пунктик на тему мании величия, а сегодня он вновь подглядывал в тетрадку одного из маленьких писателей, который судя по всему болел этим жутким заболеванием. Шкон очень много читал, в основном УГ, к тому же вполне соответствовал значению своего прозвища, согласно словарю Владимира Даля.
Презрительно взглянув в сторону Казибобры, что сидел на полу, расставив в стороны ноги и усердно размазывая сопли по белому лицу, маленький не писатель побагровел и заверещал:
- Я читал твой текст!!! Я заставил себя читать твой текст!!! Я в который раз заставил себя читать твой текст!!! Потому что там - то, что мне не нравится, как я люблю!!!
- Уходите, - оскорблёно и важно сообщил сопливый Казибобра. - Сегодня моя светлость не принимает. Тем более, такого невежу, как вы.
Маленький не писатель распалился не на шутку. Он принялся топать ногами, рвать на себе волосы и плеваться, чем привлёк внимание даже Бормокиба, практически уснувшего во время беседы воспитательниц и Казибобры.
- Говно, говно, говно, - плюясь, орал он. - Говно! Унылое говно! Уг-уг-уг-уг! Психологически ущербные каляки-маляки! Сплошное унылое говно на редкость! Сплошная мания величия! Невозможно же читать то, что я читаю! Непонятно же ничего!
Шкон довёл себя до такой истерики, что без чувств повалился на пол, успев сказать лишь: "отпишусь на недельке... праздник у меня сегодня".
Воспитательнцы любили Шкона. Он казался им очень умным парнем. К тому же из года в года повторяя все три шутки, которые знал, он веселил немало маленьких писателей и потому заслуженно слыл остроумцем.
- Пускай отдохнёт, - прошептала тётя Маня.
- Пускай, - кивнув, сказала тётя Лиля. - Устал совсем, трудяга, от критики-то. Трудится на благо детскому садику, легенда наша.
- Да, - всё так же тихо сказала тётя Маня. - Не то, что поганец Лопуховский.
- Точно, - кивнув, сказала тётя Лиля. - Совсем тебя этот мерзкий Лопух вымотал. Ну как так можно?
- Ему можно, - сказала тётя Маня. - Он уже насовсем закувалденный.
- Но отчего же не закувалдивается тогда? Нравится ему нас мучить, да? Я так устала его бить... так устала...
- Ладно, Лиль, не робей. Мы уже зацементировали проходы между карцером и коридором. И даже вход в садик немножко. Не пролезет, небось, говнюк-то.
- Небось не пролезет, - прошептала тётя Лиля. - А Бормокиб, заснул что ли, чай?
- Заснул. Ну и пусть. Он как проснётся - проблем в зале создаст. Ну его. Пусть спит. Кстати. Знаешь, что вчера было?
- Что?
- Мне вчера доложили, что одна из маленьких писательниц - на самом деле прапорщик. Ну я по башке прапорщику сразу кувалдой-то - бац!
- Клон?
- Думала, что да. Оказалось, что нет. Не прапорщик. Действительно маленькая писательница. Ну, принесла разумеется извинения.
- Ничего страшного, бывает.
- Да. Трудный выдался вечерочек.
- Ох и тяжела наша с тобой работа, - посетовала тётя Лиля. - Я порой думаю: хорошо бы в саду прогуляться, выпороть какого-нибудь красавца, да приковать его покрепче наручниками... но нет, приходиться трудиться, не покладая рук - пинать и стегать маленьких писателей, что нас не слушаются.
- Это - наш долг. Ведь кто, если не мы?


Последний раз редактировалось Thomas Crown 14 май 2014, 21:51, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Лилово-розовые страсти", памфлет
СообщениеДобавлено: 14 май 2014, 21:25 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 май 2010, 16:44
Сообщений: 510
Очков репутации: 47

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Ну наконец, дождался я своей славы. Обо мне сам Вишневский написал! :D


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Лилово-розовые страсти", памфлет
СообщениеДобавлено: 14 май 2014, 21:33 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 фев 2013, 11:27
Сообщений: 660
Очков репутации: 159

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Проду! Я тоже хочу славы и узнать правду о себе! Конечно, ссыкотно, но любопытно!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Лилово-розовые страсти", памфлет
СообщениеДобавлено: 15 май 2014, 00:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 фев 2013, 15:00
Сообщений: 506
Очков репутации: 72

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Дима, я не знаю, про кого ты писал, но я смеялась ибо написано ржачно. :ROFL:

_________________
В любой непонятной ситуации - эволюционируй! (с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Лилово-розовые страсти", памфлет
СообщениеДобавлено: 15 май 2014, 10:41 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 май 2010, 16:44
Сообщений: 510
Очков репутации: 47

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Marta Bella писал(а):
я не знаю, про кого ты писал,

Про Яна Гарина, YuliyaDan, Григорий Орлов, cybertron2\Кара.
Лопуховский - Вишневский.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Лилово-розовые страсти", памфлет
СообщениеДобавлено: 15 май 2014, 17:18 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 дек 2013, 14:28
Сообщений: 621
Очков репутации: 142

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Прода.





При детсадике была своя школа. Ну, как "школа" - четыре комнаты. Во всех висели иконы редакторов, глядя на которые большинство маленьких писателей молились по несколько раз за день.
В самой маленькой комнатке царила плесень, летали мухи, и на ученических партах лежал толстый, пушистый слой пыли. Когда-то здесь наводил шороху детсадовец из старшей группы по имени Ян Графоманиян, но с тех пор утекло много воды. Ныне комната чаще всего пустовала - маленькие писатели в большинстве своём были прозаиками, да и поэзия в суровый век компьютерных игрулек и поиска альтернативных источников духовного богатства - практически не котировалась. Так, "пирожки" пекли, но всё больше в зале для балаболов. К тому же это раньше, когда трава была зеленее, ценились стихи, что влюблённые молодые люди декларировали в лунном свете любимым девушкам, ныне же оптимальным способом раздвинуть объекту влюблённости ноги стала покупка симпотненького айфончика, ещё лучше тачки, на худой конец - тележки.
Да и вообще - кому нужны поэты, когда поэзия не в тренде? Ведь так считали умные редакторы, а тренды они знали отлично. И именно потому, что все они были профессионалами своего дела - за последние годы в российском книжном бизнесе не было слышно ни новых имён, ни взбудораживших умы романов. Иначе говоря - выпускалось преимущественно УГ, который очень любил маленький не писатель Шкон.
Сейчас Шкон сидел в этой пыльной комнате и пытался читать. Он так часто пытался читать и так часто говорил об этом, что даже поверил в то, что уже умеет. Водя обслюнявленным пальчиком по строчкам одной из ученических тетрадок, которую какой-то маленький писатель оставил в зале для балаболов, Шкон шевелил губами и шептал:
- Мэ... О... Мо... Лэ... О... Ло... Че? Че... Молоче... Нэ... Молочнэ...
Щёчки дрожали от негодования, головка становилась багровой - было понятно, что Шкон сердился всё сильнее и сильнее. Наконец он вскочил, швырнул тетрадку в дальний угол и закричал:
- Говно! Говно! Нет никаких сил дальше читать эту ахинею! Маразм уже зашкаливает!!!
Шкон устало опустился на стул и принялся за другую тетрадку, которую нашёл в другой комнате, посвящённой малой форме - там маленькие писатели ваяли рассказики.
Надо сказать, что у Шкона была своя методика. Для начала он прочитывал прозвище писателя на тетрадке. Если прозвище принадлежало маленькому писателю из старшей группы или тем паче воспитательнице, что тоже пописывали на досуге, между порками детсадовцев и выставлением их на горох и на мороз, Шкон тщательно подбирал слова для своего читательского отзыва и преимущественно хвалил. Если же прозвище принадлежало кому-то из новеньких маленьких - то Шкон доставал из карманчика мятые шпаргалочки и списывал с них в тетрадку маленького писателя свою критику.
Имя этого маленького писателя Шкон не знал. Стало быть, можно и покритиковать. Шкон достал шпаргалочки и аккуратно разложил их на пыльной парте. На шпаргалочках значилось:
"Бред про психологически ущербных особей"
"Сотрите это убожество"
"Маразм и корявость текста зашкаливают"
"Нет сил читать этот корявый бред про психологически ущербных особей"
"герои дебилы с манией величия, им нужно обратиться к психологу"
"Ой, я такое люблю"
"Ой, у меня сегодня праздник. отпишусь попозже"
"На редкость тупо, убого и примитивно"
"Это УГ лучше стереть и забыть"
"Заснул из-за жуткого корявого стиля"
Шкон открыл первую страничку и принялся пытаться читать, заранее считая, что там его любимое унылое говно.
- Сэ... Мэ... Е.... Сме... Рэ... Кэ...А... Рка... Смерка... Лэ...
Шкон смог прочитать первое предложение, но оно было длинным, а потому по прошествии десяти примерно минут, когда Шкон всё-таки осилил это предложение, он совсем забыл его начало. Так бывало нередко, потому что маленькие писатели отчего-то не желали писать предложения из двух-трёх слов, которые он хотя бы понимал. И тогда Шкон поступил как обычно: перевернул шпаргалочки, перемешал их и наугад выбрал одну. Зажав её в кулачке, он принялся бегать вокруг парты и, счастливо улыбаясь, приговаривать:
- А вот и критика, а вот и критика! Критика о текстике!
Немножко устав, он вновь сел за парту и принялся смотреть в кулачок, где была зажата шпаргалочка. Потихоньку ослабляя хваточку кулачка, он увидел, что первая буква в шпаргалочке - "М".
- Маразм зашкаливает! - догадался обрадованный Шкон и принялся переписывать буквы со шпаргалочки в тетрадь начинающего писателя.
Писать Шкон умел ещё хуже, чем читать. Он часто путал буквы, некоторые из-за невнимательности пропускал, делал орфографические ошибки и ничегошеньки не знал о пунктуации.
Но кое-какой навык был, поскольку переписыванием буковок со шпаргалочек Шкон занимался не первый год.
Весьма довольный собой он с головой ушёл в работу.
В это самое время в самой большой комнате-классе, там где маленькие писатели писали и читали вслух свои романы, а чаще только первые пару-тройку глав, потому что на большее их, как правило, не хватало, шёл урок.
Два маленьких писателя сидели на стульчиках друг против друга и держали в руках по тетрадочке - каждый текст соперника. Оба были новенькими.
Рядом с плёткой в руках стояла тётя Лиля, что вела урок.
- Сраное говно! - крикнул один маленький писатель . - Убожество!
- Умничка, - похвалила его тётя Лиля. - Молодец. Хорошо критикуешь.
- Скучное начало! Никакого смысла! Полная ерунда!
- А у тебя дерьмо собачье! - принялся перекрикивать оппонент. - Герои шаблонные, штамп на штампе!
- Ах так?! - Тогда у тебя вообще срань и кал! Твои персонажи - дебилы, сюжет - слизан с классической литературы, а финалочка первой главы такая, что я наплевал в твою тетрадь!
- А я срать хотел на твою тетрадь! Ты пишешь примитивное фуфло, у тебя описания полны канцелярита, ты не прочёл ни одного учебника по литературному мастерству, тупой мудак!
Тётя Лиля незамедлительно схватила его за ухо и приподняв над партой, обратилась к детсадовцам, что внимали уроку и к его оппоненту, который как раз собирался сказать "У тебя ЖП для домохозяек и логика повествования засрана".
- Внимание, маленькие писатели и писательницы, - процедила добрая тётя Лиля, всё так же держа на вытянутой руке провинившегося детсадовца. - Как обосрался этот маленький мудак?
С первой парты подняла руку маленькая писательница Прогрессив Слон. Воспитательницы её любили, потому что она была хитренькой и всегда знала, что говорить можно, а что нельзя. К тому же её юмор понимали не все, а потому сказать наверняка, что она имела в виду той или иной шуткой-намёком, было нельзя. В любом случае, кувалдой её не били ни разу, только пальчиком грозили - и то очень редко, хотя в прежние времена она любила приходить в зал для балаболов, где вела невнятные беседы с мастером по невнятнописанию. Их мало кто понимал, а потому никто особо и не слушал. Ну и вдобавок Прогрессив Слон была любимой ученицей тёти Лили.
- Давай, Прогрессивочка, скажи.
- Этот нуб стал критиковать автора, а можно только текст.
- Молодец, - похвалила тётя Лиля. - Правильно.
Довольная Прогрессив Слон плюхнулась на стульчик, горделиво осмотрелась по сторонам и показала язык маленькой писательнице АдреНалине, что сидела на задней парте и раскачивалась из стороны в сторону. Адреналину частенько били воспитательницы, потому что она, во-первых, много и непонятно кричала, хотя ей не разрешали, во-вторых, любила обзываться и, в-третьих ей не нравилась Прогрессив Слон, которая дружила с воспитательницей тётей Лилей. Впрочем, неприязнь девочек - Прогрессив Слон и АдреНалины - была взаимной.
Вообще трудно сказать, почему АдреНалину до сих пор не замуровали в карцере хотя бы на полгода, хотя она числилась в группе "Истерики, неадекваты и нарушители правил" и периодически забегала в зал для балаболов, где тут же поднимала гвалт, обзываясь на всех, кто ей что-либо сказал. Воспитательницы обычно секли её и ставили на горох, или долбали кувалдой, и то порой лишь после того, как практически все присутствующие в зале балаболов были заплёваны и морально обосраны.
Тётя Лиля положила на парту плётку и свободной рукой надавала провинившемуся маленькому писателю оплеух. Тот только попискивал. Хорошенько отхерачив глупого мальца, она вновь посадила его на стульчик и сказала:
- Продолжаем. И помним: говном поливаем исключительно текст. Потому что критика - это поливание говном только написанного автором, но не автора. Понятно?
Детсадовцы боязливо закивали. Некоторые серьёзно описались, пока длилась экзекуция, но уходить с урока без разрешения воспитательницы не разрешалось. Точнее, разрешалось, но это было чревато последствиями. Не желаешь внимать тёте - тётя найдёт за что тебя наказать, даже не сомневайся.
В писательском детском садике поощряли ябед и жополизиков, а любое вольнодумство считалось угрозой бунта. Поэтому латентных бунтовщиков долбали кувалдой, а тех, кто их слушал просто сильно пугали будущими карами, отчего те ходили под себя и понуро склонив голову, бормотали:
- Да, вы правы, тётя Справедливость, да вы правы и тут. И тут тоже.
В тот самый момент, когда два маленьких писатели приготовились продолжить критиковать тексты друг друга, в комнату зашла тётя Маня.
- В зале балаболов недовольная. Проследи, чтобы там не было бунта. Я тебя сменю тут.
- Хорошо, Манюсенька, - кивнув, сказала тётя Лиля и прихватив плётку направилась в зал.
На трибуне стояла Баобабля и подняв кверху палец, произносила речь нескольким детсадовцам, что внимательно её слушали.
- Тогда я взяла растворитель и кирку и принялась отколупывать кусочек за кусочком. Цемент поддавался. Я громко звала: "Дорогой мой! Не молчи! Скажи, хоть словечко!Ну, Врилис, ну, пожалуйста!". Но лишь молчание было мне ответом. Не желая верить в то, что больше никогда не услышу любимый бред, самую сладкую ахинею, которую только слышала, я продолжала работу.
- Баобабля! - громко сказала тётя Лиля, отчего трое слушавших сразу обгадились, а Казибобра юркнул за кресло.
- Я просто рассказываю историю, - невозмутимо сообщила Баобабля. - Я может рассказ такой пишу. Может у меня вдохновение.
- Вдохновение вдохновением, а произносить вслух имена задолбанных кувалдой и тем более насовсем замурованных - карается прилюдной поркой или ударом кувалды. И ты это прекрасно знаешь. Делаю тебе устное предупреждение.
И тётя Лиля сняв с вешалки мегафон, подошла к Баобабле и громко прокричала в него:
- УСТНОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!!!!
У самых слабеньких маленьких писателей обычно после устного предупреждения шла из ушей кровь, к тому же они сильно пугались и потому писались и какались. Но Баобабля была стрелянной самкой воробья.
- Без проблем, - пожав плечами, сказала она.
Но с трибуны ушла.
- Между прочим, - сказала она, покидая зал, - с ним хотя бы можно было о чём-нибудь потрындеть. А с вами трындеть не о чем.
- Меньше разговоров - меньше проблем, - отрезала тётя Лиля. - Кстати, у тебя ногти сточены и это заметно. Узнаю, что ты опять по ночам откапываешь бредобота - накажу. Врилис - зло, он говорит непонятно и мешает Прогрессивочке своим присутствием в зале для балаболов.
Откуда ни возьмись рядом оказалась Прогрессив Слон и добавила:
- Да-да. Если вам хочется слушать бред Врилиса - слушайте его тет-а-тет. А меня увольте. Я предпочитаю намёковое, невнятное общение, японские фишки и прочие няшные вещи.
Сказав это, Прогрессив Слон вздёрнула носик, тряхнув косичками, и ушла в молельню, где маленькие писатели клали на жертвенные алтари свои рукописи и молились, глядя на развешанные тут и там иконы редакторов. Депрессив Слон любила молельню, там можно было поговорить о волнующем, дать пару-тройку советов всяким неопытным в деле моления дурачкам или просто тихонько рисовать смайлики на своей тетрадке.
Место на трибуне занял маленький писатель Килмер.
Килмер нечасто выступал на трибуне, всё больше слушал других. В отличие от множества других детсадовцев, которые, судя по той ахинее, что они перманентно несли, книги преимущественно коллекционировали, Килмер книги читал. И выгодно отличался от многих маленьких писателей и умом и эрудицией. Килмер знал несколько языков и даже умел писать арабской вязью. Он мог бы стать новым Толкином, но вместо написания эпического романа, занимался тем, что кратенько писал, что женщины - в основном туповатые меркантильные создания, хотя и среди них бывают чудесные приятные экземплярчики. Килмер называл такие строчки афоризмами и всячески пиарил их среди детсадовцев.
Когда он выступал на трибуне зала для балаболов, его мало кто понимал, потому что Килмер часто говорил что-то непонятное. Он слыл умником, зазнайкой, снобом и сексистом. И некоторые маленькие писатели общались с ним только для того, чтобы показать другим, что они тоже умные и начитанные. Они делали вид, что понимают Килмера, а он не понимал, почему они его не понимают, хотя считал, что вроде бы понимают. Так же считали и те, для которых, собственно, и разыгрывалось это шоу.
И тогда разговор происходил примерно так:
- Футуристические значения константы при такой вариативности чаще всего перпендикулярно оцениваются прежними навыками. Но это если по экспоненте. А если в практической плоскости, то исторический фактор в проблематике Канта не сообщается с перспективами роста валютного рынка в странах третьего мира. Именно потому, Килмер, вы не правы, - рассуждал какой-нибудь псевдоумник в ответ на замечание Килмера о том, что в 60-ые годы в СССР экономика претерпевала стагнационный период.
Килмер сердился, но поскольку предпочитал вежливое общение и был от природы человеком тактичным - не писал прямо, что собеседник - тупой мудак, а тщательно подбирал аргументы, для того, чтобы его переубедить, хотя уже не было понятно в чём.
Однако для присутствующих в зале детсадовцев диалог казался вполне нормальным, а оппонент Килмера - тоже умным и вдумчивым человеком. А тому только того и надо было.
Килмер также был франкофилом, и в отличие от фальшивого француза Казибобры, что невпопад цитировал некоторые фразы из русско-французского разговорника, французский язык, французскую литературу и французскую музыку - в общем французскую культуру - знал.
К вящему его сожалению, поговорить об этом ему было особо не с кем - ну не с Казибоброй же, что перманентно нёс унылый бред, то и дело сосредотачивая всё внимание на своей малоинтересной персоне. И потому Килмер иногда вздыхал и говорил:
- Жаль, что Лопуховского замуровали. С ним было о чём поговорить.
Килмер представлял из себя довольно противоречивую персону. Он и обожал женщин и презирал их, любил Советский период в истории России и не любил его, но одно можно было сказать наверняка, дураком он не был.
И это было одной из причин, по которой в зале балаболов принялись демонстративно скучать, когда он залез на трибуну и принялся рассказывать о рок-опере, которую любил и которую вечерами переводил на русский язык.
Большинство детсадовцев предпочитали слушать всякую развесёлую хренотень, которая так или иначе была им близка, а речи всяких умников считала занудной мутотой.
Поняв, что никто с ним не разговаривает, даже Бормокиб, который иногда поддерживал с ним беседу, Килмер слез с трибуны и ушёл сочинять афоризмы. Поистине у человеческого одиночества одна из причин - высокий интеллект.
Зал оживился, потому что на трибуну залез понятный всем и каждому Казибобра и принялся всячески скоморошничать. Получалось не очень весело, но на фоне этого дурачка детсадовцы чувствовали себя умными, как Килмер, а вот в присутствии Килмера - наоборот - глупыми. И одного этого было достаточно, чтобы в зале поднялся оживлённый шум, потому что каждый хочет считать себя умным, даже если у него на то нет практически никаких оснований.
Вскоре никто никого не слушал, каждый говорил о своём.
Маленькая писательница Кларрра - как обычно о собаках и лошадях, других тем она и не знала, разве что могла про санитаров рассказть много всяческих историй, но после них детсадовцам становилось страшно жить и потому они спешили сменить тему разговора.
Тортилья Гусева по прозвищу "Минерал" , как обычно о себе любимой, создавая видимость, что ей ещё кто-то интересен, кроме себя, и о своих любимых книгах - своих, собственно, говоря, книгах. Тортилья Гусева отличалась ещё и тем, что вместо приветствия заглядывала в блокнот, где просматривала фотографии знакомых людей и вслух называла имена, которыми были эти фотографии подписаны, каждый раз давая себе зарок их запомнить.
Словоматерь успешно имитировала беседу с Тортильей Гусевой, периодически произнося сакральные фразы "Ой, девочки, что расскажу" и "А мой-то, мой-то...". Словоматерь была неглупой женщиной и это нередко мешало ей в беседе с женщинами поглупее её, потому что создавало у последних когнитивный диссонанс (они не понимали, чем Словоматерь, такая на них похожая, от них отличается, но чувствовали, что отличается), к тому же, как и Тортилья Гусева говорила преимущественно о себе и оттого их диалоги каждый раз были практически идентичными уже прозвучавшим. Иначе говоря, они каждый раз говорили одно и то же, но это никого не смущало. К тому же какая-никакая, но видимость активности.
Стенания и повизгивания Казибобры, который рассказывал, как ему в очередной раз отказала в сексе девушка, потому что он тупой инфантильный клоун, не прошли незамеченными. Аскет Бормокиб, для которого тематика секса была практически идентичной тематике дальних галактик, принялся учить Казибобру основам соблазнения, а Плексотрутень - та самая девчонка, которую по ошибке долбанули кувалдой по голове, думая, что она прапорщик - всячески его утешать, не забывая при этом стебаться и глумиться.

Пустая, никчемная болтовня в зале для балаболов, малоинтересная даже её участникам, набирала ход. Лилово-розовый детсад варился в собственном соку безо всякого вольнодумства.
- Хорошо у нас тут, тухленько, - умилилась тётя Маня.
- Ты права, - согласилась с ней тётя Лиля. - Скучненько, уныленько, глупенько, всё, как надо. Никаких тебе бунтовщиков. Если бы ещё найти какого-нибудь красавца, который мог бы приковать наручниками и сладенько выпороть, вообще был бы рай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Лилово-розовые страсти", памфлет
СообщениеДобавлено: 15 май 2014, 19:17 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 фев 2013, 11:27
Сообщений: 660
Очков репутации: 159

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
:ROFL: :air_kiss: @}->-- :drink:
Поскромничали-поскромничали, Томас! ;)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Лилово-розовые страсти", памфлет
СообщениеДобавлено: 17 май 2014, 01:19 
Не в сети

Зарегистрирован: 14 дек 2013, 22:58
Сообщений: 41
Очков репутации: 15

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Душевно, да. Только лучше бы ты, Дима, роман писал. Серьезно.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Лилово-розовые страсти", памфлет
СообщениеДобавлено: 17 май 2014, 22:42 
Не в сети

Зарегистрирован: 17 май 2014, 22:06
Сообщений: 4
Очков репутации: 5

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Дмитрий, вы меня помните? Это я, Плектруд. Специально зарегалась тут, чтобы написать вам. Очень жаль, что вы нас покинули... Честно говоря, горда, что и меня помянули в этом произведении. Спасибо! :)
Даже если вы не с нами, то живы в нашей памяти)
Я успела прочитать две главы "Охотников за Мечтой" (простите, точно не помню название). А продолжение есть? На просторах Интернета методом Гугла найти не удалось...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Лилово-розовые страсти", памфлет
СообщениеДобавлено: 17 май 2014, 22:56 
Не в сети

Зарегистрирован: 06 фев 2013, 11:45
Сообщений: 31
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Дима! Я возмущена до глубины души! Всего полторы строчки! И это после всего, что между нами было!!!! :girl_hosp


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 104 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 11  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB